Еще раз о конкурсах и конкурсомании

В Казани накануне Первомайских праздников завершился международный конкурс исполнителей на народных инструментах “Кубок Поволжья”, в котором приняли участие более 300 посланцев из 35 городов России, а также ближнего зарубежья.

Учредители конкурса – Министерство культуры Республики Татарстан, Республиканский методический центр по учебным заведениям культуры и искусства, Управление культуры Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани, Казанская государственная консерватория (академия) им. Н. Г. Жиганова, Казанский музыкальный колледж им. И. В. Аухадеева.

Организатор конкурса – Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования  Казани «Детская музыкально-хоровая школа».

Победителями стали…

Здесь придётся сделать отточие, ибо с этой фразы в информационных материалах о конкурсах, как правило, традиционно начинается внушительный перечень “поминальник” фамилий, которые интересуют в основном их носителей да узкий круг заинтересованных лиц (имея в виду педагогов) для заполнения портфолио и отчетной документации. Лично у меня подобные итоговые списки лауреатов и дипломантов конкурсов, публикуемые на страницах СМИ, не вызывают ничего, кроме равнодушия и скепсиса. В этой связи, обдумывая план статьи об итогах конкурса “Кубок Поволжья”, мысль невольно привела  к размышлениям о конкурсной системе в целом и её существенных негативных и позитивных частностях.

Конкурсная лихорадка, охватившая без преувеличения весь музыкальный мир, становится в один ряд глобальных явлений наравне с политикой, производством, финансами, экономикой. Собственно, “глобализация” и производные от этого понятия слова, такие как  планетарный, всеобщий, всеохватный, всемирный и т.п. стали притчей во языцех применительно к самым различным сферам человеческой деятельности, в том числе и музыкально-исполнительскому искусству. Особенно преуспели в этом телевизионные программы.

Заглянув на страницы интернет-сайтов музыкальных конкурсов, можно обнаружить их великое множество. Вот лишь некоторые, как говорится, на любой вкус и уровень:

1) звёздные - “Звёздный дождь”, “Фабрика звёзд”, “Созвездие”, “Полярная звезда-2015″, “Звезда удачи”;

2) сказочные - “Жар птица”, “Синяя птица”;

3) многообещающие (кстати, с гарантией присвоения почетных званий) - “Народный артист”, “Наше будущее”, “Золотой голос России”, “Таланты России”;

4) спортивно-вокальные - “Вокальный ринг”, “Музыкальный ринг”;

5) космические - “Песня не знает границ”, “Планета талантов”.

Благодаря этим и многим другим, конкурсы всех мастей и самого различного статуса стали яркой приметой времени. Более того, они, расширяясь географически в виртуальном пространстве, все больше и больше приобретают характер конкурсной эпидемии, охватившей практически все возрастные категории - от пяти до пятидесяти. Как-то на телевизионном экране юная конкурсантка на вопрос “сколько Вам лет?” ответила: “Скоро будет шестнадцать, а сейчас… пока пять”.

О массовости конкурсной лихорадки свидетельствуют количественные показатели почти каждого из перечисленных выше. Например, в нашумевшем и продолжающем шуметь поныне международном конкурсе “Голос. Дети” в каждом отборочном туре принимают участие свыше 11 тысяч (!) юных конкурсантов, возраст которых ограничен 14 годами.

Другой конкурс (кстати, еще более массовый, чем “Голос. Дети”) под названием  “Планета талантов” можно смело отнести к мероприятиям планетарного масштаба и по количеству участников, и по финансовым показателям, и по географии охваченных регионов.

Не отстают от виртуальных конкурсов с их ярко выраженной эстрадной начинкой и творческие состязаниями академической направленности практически по всем музыкальным специальностям и номинациям. Так, к примеру, журнал “Народник” (№ 3 (83) за 2013 год) опубликовал список отечественных конкурсов и фестивалей  Всероссийского и международного статуса по народным инструментам, который содержит более семидесяти (если быть точным -76!) названий и адресов. И это только в номинации “народные инструменты”.

Сегодня любая “колупаевка”, не говоря о более крупных населенных пунктах районного и областного масштаба, стремятся организовать и провести, ни много ни мало, международный конкурс. Порой достаточно приехать хотя бы одному участнику конкурса из бывшей республики СССР, а ныне СНГ, как конкурс юридически становится облаченным в статус международного. И примеров тому несть числа.

Казалось бы, можно и нужно только радоваться этой массовости конкурсного, сиречь творческого по своей сути, движения, замешанного на креативности, популярности, наконец, вполне объяснимом тщеславии первопроходцев, первооткрывателей…, если бы не одно обстоятельство, несущее вызов отечественным национальным интересам, о чем будет сказано ниже.

Истоки конкурсов, история которых уходит в глубь веков, возносят нас к Дельфийским и Олимпийским играм, к средневековым турнирам майстерзингеров, трубадуров, труверов и менестрелей. Что касается страниц отечественной истории конкурсов, то и они содержат многочисленные документальные свидетельства о “действах”, “балаганах”, “игрищах” народных музыкантов скоморохов.  Иными словами, творческие состязания стары, как мир.

Начало же международным музыкальным конкурсам музыкантов профессионалов было положено в Петербургской консерватории, когда в 1891 году по инициативе и на средства Антона Рубинштейна был проведен впервые в мире конкурс пианистов и композиторов. Таким образом, пальма первенства в номинации “фортепиано” принадлежит Санкт-Петербургу.

Но вот незадача, уже тогда на заре только-только складывающейся  конкурсной системы, что называется с первых шагов, наметились негативные стороны, которые со временем стали называть не иначе, как “человеческий фактор”. Так, на упомянутом конкурсе первое место было присуждено Николаю Дубасову, студенту консерватории, а всемирно известная восходящая звезда пианист-гастролер  Ферруччо Бузони был удостоен всего лишь диплома. Однако в историю пианизма вошел не первый лауреат, а дипломант конкурса пианистов. (Из-за болезни рук Н.А. Дубасов вскоре после конкурса, оставив концертную деятельность, полностью переключился на педагогическую работу в должности профессора Петербургской консерватории.)

И с тех пор в области музыкального исполнительства конкурсы были и остаются одной из самых дискутируемых тем. Казалось бы, о конкурсах и формообразующей их мотивации сказано и написано предостаточно. Только ленивый не писал pro & contra, рассуждая о плюсах и минусах явления, грозящего перерасти из эпидемии в пандемию всеобщего увлечения, которое, совершенно справедливо окрестили конкурсоманией. А это уже из области психиатрии.

Но только ли данным обстоятельством обусловлен повышенный интерес и дискуссионность данной проблемы? Разумеется, не только. Хотя любая мания - будь то  величия, превосходства, сценофобии, etc. - в любой сфере деятельности, а в творческой  особенно, опасна не сама по себе, т.е. по диагностике. Она опасна последствиями, различного рода осложнениями.

Итак, при всех явных достоинствах музыкальных конкурсов (иначе бы они давно прекратили свое существование!) обратим внимание на их негативные стороны на уровне вызова национальным интересам. И первым в табели о рангах конкурсомании, на наш взгляд, является вызов, связанный с глобализацией современной культуры в части пересмотра и даже отказа от некоторых этнических и национальных ценностей. Достаточно сослаться на распространение английского языка за счет сокращения других национальных языков.

Кстати, подавляющее большинство конкурсов исполнителей на народных инструментах носят статус академических, среди которых нет места традиционным народным музыкальным инструментам. В итоге - отрыв от этнических и фольклорных корней наносит непоправимый урон интеллектуальному творческому багажу подрастающего поколения народников. “Я не играю обработок рэнэпэ (русских народных песен - Ю.Я.)!” - заявила одна из исполнительниц на домре.

Подобные примеры можно наблюдать и в вокальной части перечисленных выше конкурсов, где львиную долю исполняемых юными конкурсантами программ составляет английский язык с образцами эстрадных жанров с подражанием манере исполнения англоязычным звездам. На этом англоязычном фоне редкими “островками счастья” выглядят выступления детей на русском языке с национальной тематикой.

Увы, напрочь забыта народная песня в инструментальном и вокальном исполнительстве! А вместе с ней преданы забвению и традиции исполнения, включая манеру пения, костюмы и многое другое, связанное с понятием национальной культуры. Из многих тысяч претендентов участия в конкурсе “Голос. Дети” выбраны взрослыми дядями и тётями именно эти номера программ, где нет русского языка. Вполне допускаю, что отобраны действительно лучшие номера. Тогда вполне резонно возникает вопрос к тем специалистам, кто готовил будущих конкурсантов, кто, работая в русскоязычных музыкальных школах и школах искусств, целенаправленно пропагандирует и насаждает английский язык, английскую культуру с подражанием её идолам и кумирам.

Говорят, что публику не обманешь. И это правда! Надо было видеть и слышать, как принимала аудитория, аплодируя стоя и скандируя девочке, - носителю калмыцкого языка. Стоит ли напоминать о том, что язык – это не только средство коммуникации и общения. Он является неотъемлемым признаком любого народа. Без языка – нет национальности. Национальным сознанием родной язык воспринимается как живой организм, требующий бережного отношения и заботы. Не случайно во Франции в 1994 году был принят специальный «Закон об использовании французского языка», запрещающий чрезмерное употребление иностранных терминов и выражений. Подобный федеральный  закон есть и у нас в России. Он носит название “О государственном языке  Российской Федерации”. (Увы, к величайшему сожалению, в России нет закона о народно-инструментальном искусстве.) Хотелось бы напомнить организаторам детских конкурсов некоторые его пункты, в частности:

“Государственный язык Российской Федерации является языком, способствующим взаимопониманию, укреплению межнациональных связей народов Российской Федерации в едином многонациональном государстве.

Защита и поддержка русского языка как государственного языка Российской Федерации способствуют приумножению и взаимообогащению духовной культуры народов Российской Федерации (разрядка моя - Ю.Я.)”.

Вывод напрашивается сам собой: отсутствие защиты русского языка при организации мега-конкурсов, как и отсутствие должной  поддержки традиционных народных музыкальных инструментов не способствует “приумножению и взаимообогащению духовной культуры народов Российской Федерации”.

Кроме указанного “языкового вызова” национальным интересам и национальным достоинствам конкурсомания несёт и другие негативные аспекты своего существования, в частности: нравственно-этические нормы, забота о здоровье детей, включая и духовно-творческое. Если же не отреагировать на него всем миром, то этот предупредительный вызов может перейти в разряд сакраментального изречения с вопросительной интонацией - “по ком звонит колокол?”.

Есть ли выход из создавшегося положения? Имеются ли альтернативные варианты выхода из тупика? Безусловно, безвыходных положений не бывает, и при желании всегда можно найти выход.

Альтернативой в решении означенной проблемы, по моему глубокому убеждению,  могут и должны стать многочисленные и разнокалиберные конкурсы исполнителей на народных инструментах. Конечно же, по-разному можно относиться и к этим конкурсам, набирающим год от года разнонаправленную силу. Но коль скоро конкурсы продолжают расти разнообразием и качественными показателями, стало быть, они кому-то нужны, как те звезды, которые по чьей-то воле и желанию зажигаются на небе.

Конкурсное половодье, захлестнувшее буквально всю Россию, невольно вызывает противоречивые чувства: радости и недоумения, гордости и отчаяния, восхищения и негодования - всё, что исчерпывается понятием “человеческий фактор”. Так и хочется воскликнуть вслед за Генрихом Нейгаузом “Сколько голов, столько и умов, хотя голов всегда было больше, чем умов”… с его неожиданным добавлением на счет того, что “и умы не ахти какие бывают”.

Открыв сайты, посвященные творческим ристалищам народников,  находим конкурсы, что называется, на любой вкус и цвет, в том числе многолетние и новые - планируемые на текущий 2017 год.

Кажется, нет предела фантазии организаторов, соревнующихся чаще на почве названия, а не содержательной их части конкурсов. Есть, например, конкурсы с поэтической окраской - “Очарованье струн певучих” (Петрозаводск). А поскольку основной контингент на конкурсах молодежь, - появились и молодежные, например, Всероссийский Конкурс молодых исполнителей на народных инструментах “Золотой камертон” (Череповец).

Трудно переоценить категорию так называемых именных конкурсов, посвященных персоналиям, составляющим цвет народно-инструментального искусства. Среди них выделяются конкурсы, носящие имена представителей старшего поколения, в частности: П.И. Нечепоренко, И. Я. Паницкого, Е.Г. Блинова, Н. И. Ризоля, М.Ф. Рожкова, А. Б. Шалова, В. Н. Городовской.

Не забыты имена и поколения народников, составивших яркие страницы последней четверти XX века, среди них: Г. Г. Шендерев, В. Ф. Гридин, Т. И. Вольская, А. К. Фраучи, А. В. Крупин.

Надо ли говорить о важности исторической памяти, которую несут именные конкурсы,  являясь при этом важнейшим условием для сохранения и дальнейшего развития народно-инструментального искусства.

Особую категорию представляют кубковые конкурсы, в частности: Кубок союзного государства и стран СНГ, “Кубок Белогорья”, “Кубок Севера”, “Кубок Урала”, “Кубок Поволжья”.

О последнем хочется рассказать несколько подробнее, ибо данная статья в общем-то посвящена именно ему, более того, мотивирована им.

С чего начинается конкурс, фестиваль, олимпиада или любое другое творческое мероприятие? Ну, конечно, с идеи о его проведении. Причем эта идея должна кому-то прийти на ум, завладев им до того, что называется “на разрыв аорты”, ибо для проведения нужны средства и немалые, нужны помещения, нужна команда единомышленников, вера в то, что задумано, вера в себя, вера в поселившуюся идею. Нужно, наконец, разрешение официальных инстанций весьма сложной иерархической системы управленческих структур.

Автором идеи о проведении конкурса “Кубок Поволжья” в городе, где есть консерватория и колледж, тем не менее стал директор музыкально-хоровой школы Евгений Кубышкин, рискнувший без копейки бюджетных средств реализовать это весьма хлопотное и рисковое (прежде всего, по финансовым оказателям) мероприятие, в успех которого не верили ни официальные инстанции, ни ближайший круг друзей и коллег, искренне советовавших этому “сумасшедшему камикадзе от баяна” отменить конкурс, отказаться от сумасбродной идеи.

К счастью,  конкурс все-таки состоялся! С 24 по 29 апреля с.г. в Казани исполнители на народных инструментах соревновались в четырех номинациях:

1) сольное исполнительство (баян и аккордеон, гитара, балалайка и домра) - 9 категорий,

2) ансамбли - 5 категорий,

3) оркестры - 4 категории,

4) национальные традиционные музыкальные инструменты - 9 категорий.

Как видим, в общей сложности, согласно Условиям и Положению, конкурс прошел по 27 возрастным и профессиональным категориям, включая учащихся музыкальных школ, студентов средних и высших учебных заведений, концертных исполнителей, а также исполнителей без ограничения возраста.

Лицом, своего рода визитной карточкой любого конкурса является, как известно, состав жюри, от которого, если не все, то очень многое зависит, ибо сакраментальная фамусовская фраза “а судьи кто?” звучит злободневно и в наши дни.

Не знаю, не могу судить о факторе блестящего попадания, что называется, в яблочко: то ли везение, то ли интуиция организатора, но подбор членов жюри оказался на удивление “почти унисонным” в требованиях и оценочных принципах. К примеру, в жюри номинации “традиционные народные инструменты”, которое довелось мне возглавлять, расхождение в оценках не превышало одного-двух баллов. Такого единодушия, скажу честно, мне не доводилось видеть, принимая участие в работе жюри конкурсов самого различного уровня и статуса - от Всероссийских до международных.

ЖЮРИ КОНКУРСА

ЖЮРИ КОНКУРСА

В состав жюри конкурса “Кубок Поволжья” вошли музыканты народники, известные не только у себя в Татарстане, но и за его пределами: Бегутов А. В., Галявеев Р. С., Мухаметдинова Г. Ф., Нагорнов М. М., Потапова Л. Н., Протасов А. Ю., Файзуллин А.Н., Хабибуллин С. М., Харисов В. В.

Не погрешу истиной, если скажу, что жюроры, приглашенные “со стороны”, во многом усилили значимость конкурса, тем самым повысив его статус. Назову исполнителей, чьи имена в общем-то и не нуждаются в дополнительном представлении. Судите сами: народные артисты России Александр Скляров (Воронеж) и Михаил Горобцов (Москва), лауреаты международных конкурсов Станислав Нестеров (Екатеринбург), Евгений Желинский (Санкт-Петербург), Дамир Султанов (Астана, Казахстан) и Святослав  Шершуков (Москва).

Блистательный концерт этих ярких исполнителей, выступивших с оркестром народных инструментов Казанской консерватории под управлением лауреата международных конкурсов Рустема Рахматуллина, подтвердил высочайший уровень исполнительского мастерства солистов, явившись одновременно и экзаменом на зрелость студенческого коллектива факультета народных инструментов, о чем свидетельствуют прозвучавшие оркестровые номера - «Увертюра на русские темы» Ю. Зарицкого и “Танец” из балета “Шурале” Ф. Яруллина”. И все-таки лакмусом исполнительского мастерства был и остаётся аккомпанемент. Гигантскую программу сопровождения блистательным солистам можно охарактеризовать как определенный Рубикон творческого потенциала дирижера Р. Рахматуллина и его студенческого детища. Аншлаг и горячий приём, оказанный слушателями, собравшимися в государственном Большом Концертном зале имени С. Сайдашева - дают основание сказать без преувеличений, что концерт стал кульминационной точкой конкурсных прослушиваний.

Неувядаемым мастерством блеснул баянист-легенда Александр Скляров, освежив память музыкой с приставкой “ретро”. Своего рода напоминанием и призывом не забывать корней своих явился прозвучавший в его исполнении Концерт “Волжские картины” Георгия Шендерева, который давно стал баянной классикой, но звучит, к сожалению, крайне редко.  ” Ноктюрн и Джазовый вальс” А. Черникова, словно лирическая исповедь (имея в виду Ноктюрн!), лишний раз напомнили о том, что в лице Александра Склярова баянное исполнительство имеет великого романтика.

Михаил Горобцов, “царствуя” в домровом исполнительстве несколько десятилетий, зарекомендовал себя как “играющий композитор” на домре альт, называя её большая домра. Прозвучавший  Финал Концерта для скрипки с оркестром А. Хачатуряна и авторское сочинение “О чем рассказал акын” из симфонической поэмы “Путешествие к восходу солнца” в переложении для оркестра народных инструментов подтвердили неисчерпаемые возможности исполнительского потенциала этого уникального музыканта.

Воспитанник Нижегородской консерватории, а ныне старший преподаватель Уральской консерватории Станислав Нестеров - сравнительно новое имя в отечественной гитарной когорте лауреатов международных конкурсов. Лично для меня градуировкой  в оценке гитарного мастерства было и остаётся полнозвучие в отличие от так называемых гитарных “шептунов”. Именно такие исполнительские качества, как полнокровное звучание гитары и глубокий звук, - отличительная особенность интересного и самобытного гитариста, каким показал себя С. Нестеров с оркестром в “Libre sonatina” Р. Диенса. Прозвучавшие с эстрадной начинкой пьесы «Вакцина против гриппа» Виктора Козлова и «Небесное танго» Ролана Диенса подтвердили сказанное выше.

Балалаечник Евгений Желинский - воспитанник Санкт-Петербургской консерватории - один из популярных авторов оригинальных сочинений для балалайки. Его исполнительским кредо являются ярко выраженные типологические черты “сочиняющего виртуоза” согласно классификации И. Ямпольского. Две авторские миниатюры - Фантазия на тему песни В. Гаврилина «Любовь останется» и виртуозный «Веселый хоровод», а также искрометная обработка А. Шалова русской народной песни “В деревне было, в Ольховке” - яркое тому свидетельство.

Раньше приходилось слышать этого исполнителя, как приверженца терпких острых и неожиданных созвучий в его авторских сочинениях. Но оказалось, что он еще и любитель неожиданных сценических сюрпризов со знаком плюс. Именно так был воспринят его “сюрприз”, когда прозвучала “Осенняя песнь” (октябрь) П. Чайковского в переложении для балалайки solo. Полной неожиданностью явилось свободная аранжировка с мастерским исполнением приёмов гетерофонии, тем самым была раскрыта еще одна редкая грань возможностей балалайки.

Дамир Султанов, будучи воспитанником Украинской баянной школы, на протяжении многих лет представляет родной Казахстан в составе жюри международных конкурсов зарубежных стран благодаря своему яркому исполнительскому потенциалу и незаурядному виртуозному мастерству. Лакмусом этих качеств, продемонстрированных на концерте, явились две импровизации Владимира Демченко - на тему песни Модеста Табачникова “У Черного моря” и с виртуозной начинкой казахская «Жайдарман», а также  «Фантазия на русские темы» Владимира Харламова.

Гармонист Святослав Шершуков, самый молодой участник звездного концерта, устроил поистине “скоморошье действо”, завершив первое и второе отделение концерта. Говоря эстрадным сленгом, он сумел поставить зал “на уши”.   Работая с аудиторией, что называется “на грани фола”, этот молодой да ранний исполнитель, ни разу не сорвался в пошлость, безвкусицу. Один только выход через зал на сцену чего стоит! Невольно на память пришла запись в дневнике Роберта Шумана о молодом Ференце Листе: “Слушать его за занавесью было бы половиной удовольствия. Его надо не только слушать, его надо видеть”.

Можно искренне порадоваться тому, что молодой представитель самого молодого жанра, каким предстаёт гармонное исполнительство на профессиональной сцене, с честью оправдал звание лауреата Всероссийских и международных конкурсов, обладателя серебряной медали “Национальное достояние России”, кавалера ордена “Молодое дарование России”.

АФИША ЗВЕЗДНОГО КОНЦЕРТА

АФИША ЗВЕЗДНОГО КОНЦЕРТА

И пусть прозвучат еще раз добрые слова  в адрес дирижера оркестра Рустема Рахматуллина - центральной фигуры яркого праздника музыки, праздника народно-инструментального искусства, благодаря которому программа без малого трехчасового концерта была успешно реализована, что называется, на высокой ноте.

Увы, этого нельзя сказать о мастер-классах членов жюри с точки зрения проявленного интереса, точнее, его отсутствия со стороны участников конкурса, их преподавателей и, конечно же, со стороны казанских народников. То ли плохое анонсирование запланированных встреч с мастерами, то ли усталость  и конкурсные заботы, - как бы там ни было, но факт полупустой аудитории (кстати, Малый зал консерватории) говорил сам за себя. Виной тому, как мне кажется, является всеобщая инертность, проявляющаяся по многим параметрам отношения к методике и методическим аспектам педагогического ремесла.

Могу лишь выразить сочувствие отсутствующим на мастер-классе А.В. Склярова и порадоваться еще раз вместе с теми, кто оказался в эпицентре его брызжущего юмора и мастерства, тонкой наблюдательности и блистательных иллюстраций не только на баяне, но и сидя за роялем. Эта педагогическая “начинка” была завернута в море обаяния и подкупающей простоты общения как с аудиторией, так и в работе с учениками начального и среднего звена обучения. Ни одна методическая книга не заменит подобного “живого урока”!

Надо, коллеги, непременно надо общаться! В этой связи на память невольно приходят слова Антуана де Сент-Экзюпери утверждавшего, что “самая большая роскошь на свете - это человеческое общение”. Именно на эту сторону несомненной пользы общения обращали внимание, педалируя, и члены жюри, и коллеги по профессиональному цеху, с кем удалось побеседовать в ходе конкурсных прослушиваний.

Конечно, осветить целостную панораму конкурса, когда одновременно работают несколько составов жюри, одному автору практически невозможно. По этой причине подобные материалы должны писать тоже не менее трех человек. Но где гарантия того, что можно не попасть в этом случае в ситуацию известной басни Крылова “Лебедь, рак да щука”. Поэтому ограничусь изложением сугубо личной точки зрения на то, что довелось услышать и увидеть, что называется, de vizu - своими глазами.

Единственный раз, когда шли прослушивания номинации “ансамбли и оркестры”, четыре состава жюри собрались вместе. Надо ли говорить о том, что искусство коллективной игры на народных инструментах составляет сущность данного вида исполнительства. Отсюда и калейдоскоп впечатлений от многообразия различных составов, репертуарных пристрастий и уровня мастерства в возрастных категориях данной номинации.

Лично меня больше всего взволновали представители двух возрастных категорий, - детские составы ансамблей и коллективы с участием педагогов, - обрамляющие всю номинацию в целом. Особенно запомнились: ансамбль юных балалаечников “Лель” и квинтет кураистов “Рамай” из Казани, а также инструментальный дуэт в составе Курьята Романа (домра) и Насенкиной Алины (фортепиано) из Нижнекамска. И хотя до заветного приза “Кубок Поволжья” им пока далековато, однако их творческий старт наряду с другими аналогичными составами оказался вполне обнадёживающим.

Среди ансамблей с участием педагогов яркое впечатление оставили: “Артыс” (Водопад) из Абаканской школы искусств (рук. Карачакова О.А.) и дуэт кавказских гармоник из Нальчика - Мадина Кожева и Тхалиджокова Сюзанна (профессор и аспирантка Северо-Кавказского института искусств). Оба ансамбля удостоены дипломов первой степени с вручением “Кубков Поволжья”. О ярком мастерстве исполнительниц из Нальчика свидетельствуют Кубки, полученные ими и в сольной номинации. Представляя регион Северного Кавказа, они вдвоем получили главных призов больше, чем внушительная делегация конкурсантов из Москвы, представленная начальными, средними и высшими учебными заведениями.

Кроме указанных выше обладателей главного приза “Кубок Поволжья” в номинации “ансамбли” был удостоен квартет “Сердца четырех” (Казанский музыкальный колледж) и яркий дуэт домристок из Новосибирска в составе Чубченко Дарьи и Смирновой Анастасии.

Победителями в номинации “оркестры” названы два коллектива: “Казанский сувенир” - ДМШ № 20 г. Казани (рук. Ананичева Н.А.) и оркестр народных инструментов колледжа из Набережных Челнов (рук. Бахтиярова Э.А.). Удивительным кажется не только сам факт победы, но и то обстоятельство, что, невзирая на финансовые трудности, дирекция колледжа сумела  изыскать средства для поездки в Казань.

Коснувшись двух возрастных категорий, условно говоря от шести до шестидесяти, “обрамляющих” весь массив конкурсантов, хочется отметить некоторые брасающиеся в глаза разнокалиберные тенденции.

Вот одна из характерных.

Вручая Кубок победителю  Умару Бикбаеву, я поинтересовался, в который раз он удостоен первого места. Ответ юного гармониста из Казани не только ошарашил своей неожиданностью, но и заставил задуматься. Оказывается, в его творческом послужном конкурсном списке насчитывается около 60 (!) призовых мест на конкурсах Республиканского и международного статуса. И это в неполные 9 лет!!!

В присутствии мамы я умышленно не стал спрашивать новоиспеченного лауреата о том, было ли у её сына детство. Но зато успел спросить, сколько же он занимается на гармони ежедневно. “Раньше (?) садился два-три раза в день, сейчас не всегда получается садиться дважды в день” - ответил по-взрослому мой собеседник. Вот так! Это было самое короткое в моей жизни интервью, но зато - какое!

А вот еще одна сценка, произошедшая на конкурсных ристалищах “Кубка Поволжья” в номинации “национальные традиционные музыкальные инструменты”. Картина, признаюсь, весьма колоритная: малыши и конкурсанты юношеского возраста одеты в яркие национальные костюмы - расшитые золотом кафтаны, малахаи, тюбетейки, кокошники и стилизованные русские сарафаны - короче, костюмированный калейдоскоп да и только! И вот в аудиторию входит с гармонью в руках… полковник. Да-да-да, конкурсант в полковничьих погонах.

Читаю в его анкете: республика Мордовия, Зубово-Полянский район, ЛГИК имени Крупской. Из довольно внушительной программы, заявленной на конкурс, предлагаю исполнить три пьесы на его выбор, так сказать, ad libitum. Сыграл. Вполне прилично для полковничьих погон. Уточняю на счет института культуры имени Крупской, которого давно нет в помине. Оказывается, закончил Ленинградский вуз Василий Алексеевич Пудов (так зовут полковника) очень давно. По специальности руководителя самодеятельного коллектива не работает много лет, но любовь к народным инструментам, в частности к хромке, пронес через всю жизнь. Поучительный пример: специальность заброшена, а любовь к народно-инструментальному искусству осталась нетленной. Собственно, на таких индивидах держится, теплясь по уголкам России, казалось бы, канувшее в Лету самодеятельное искусство, угольки горячей любви которого готовы разгореться с новой силой.

На том же полюсе возрастной категории (кому далеко “за…”) упоминаемая выше гармонистка Мадина Кожева, восптанники которой работают во многих республиках Северного Кавказа. В ней та же нетленная любовь к своей профессии, помноженная на солидный педагогический стаж, силу духа и веру в свои возможности, о чем свидетельствует и солидная сольная программа и яркая убедительная игра в дуэте со своей талантливой ученицей. Учитель и ученик на одной сцене - что может быть прекраснее!

Вот на этой мажорной ноте и можно завершить краткий рассказ о конкурсе “Кубок Поволжья”, побудившем к размышлениям о дне сегодняшнем и завтрашнем дне  искусства игры на народных инструментах с их широчайшим спектром бытования - от этнических и фольклорных корней до постулатов академического искусства со всеми промежуточными параметрами.

Ю. Ястребов,

председатель жюри номинации

“традиционные народные инструменты”,

кандидат искусствоведения, профессор

СПб гуманитарного университета профсоюзов

Буклет конкурса “Кубок Поволжья”

ОТКЛИКИ

********************************

Уважаемый Юрий Григорьевич!

большим интересом прочла Вашу статью о конкурсе “Кубок Поволжья”.  Вообще конкурсы - это очень дискуссионная тема. У нас в Приморье появилось много лауреатов международных конкурсов. Достаточно съездить в соседнюю провинцию в Китай, принять участие в фестивале или конкурсе, и все приезжают лауреатами и дипломатами  Международных конкурсов.  Сегодня наш краевой и региональный  конкурсы имеют значительно выше признание. В своей статье Вы подняли целый ряд проблем, которые волнуют педагогов народников. А лучше Вас никто не пишет. Ваша статья заставит многих задуматься и, может быть, что-то изменится к лучшему.

Чижова С.И.

педагог музыкальной школы

(Партизанск, Приморский край)

*************************************

Уважаемый Юрий Григорьевич!

Что касается конкурсов, то полностью с Вами согласна относительно отсутствия национальных признаков нашего культурного пространства. На фоне дутого политического патриотизма налицо полное пренебрежение к состоянию русского языка и качеству его знания, знанию национальной народной музыки, танцев, костюма, традиций и т.д. Российский народ, конечно, многонационален. Но именно русские, являясь государство образующей нацией, меньше всего изучают и берегут своё национальное наследие, и в массе своей ничего не знают об этом. Горько сознавать это. На мой взгляд - это результат осознанной государственной политики. А чем ещё объяснить отсутствие всего национального на ТВ, на радио, в общем образовании, в массовых празднествах. Конечно, что-то прорывается. Но это - слёзы. Кто ищет - тот находит. Но желания искать, интересоваться, поддерживать и развивать не возникает у тех, кто не воспитан на уважении к своим корням. Здесь я могу сравнивать на личном опыте отношение к своей национальности и её символам, увиденные мной в тех странах, где мне посчастливилось побывать. С каким трепетом лелеют свои истоки японцы, благополучно сочетая это с последними достижениями прогресса и мировой интеграцией. Китай поражает государственной поддержкой национального искусства: целые каналы на ТВ посвящены народной музыке, танцам, обучению традиционным видам творчества. В маленькой Альпийской деревушке  во Франции с трепетом сохраняют старинную утварь, костюмы, традиционные ремёсла… Украина - замечательный пример подъёма национального самосознания, выраженного в изучении национального языка (хотя для многих уже родным стал русский), гордости своим национальным костюмом, традициями, песнями, кухней (в очередной раз скажу, что никакого массового проявления ненависти к русским и русской культуре я не наблюдала). Наша национальность практически растворилась. Язык ещё остаётся её основой. Но спроси у простого прохожего каков русский национальный костюм, танец, музыкальный инструмент, песни (хоть одну), какие блюда относятся к русской кухне… В большинстве случаев результат не порадует, особенно у людей до 30 лет. С тем, что народники не играют Р.Н.П.  бравируя этим, я тоже сталкивалась. Горько всё это! Поэтому и зацепила меня тема, поднятая в Вашей статье.

Костюк Т.А.,

Преподаватель ДМШ, г. Иркутск

*******************************************


Дорогой Юрий Григорьевич! Сегодня прочла Вашу статью в журнале “Народник” на сайте Русский музыкальный клуб. Самое первое, о чем хочется Вам написать - это о глубине проникновения, я бы сказала, в философию такого действа как конкурс! И о том, - какой у Вас яркий, образный, острый, умный писательский язык! Браво Вам!!!

Говор Г.И. ,

педагог по классу балалайки

(Бежецк, Тверская область)

*******************************************

Дорогой, Юрий Григорьевич! Ваша статья о конкурсах и конкурсомании впечатлила своей глубиной, детализацией, взглядом с разных сторон. Это не статья, а научное исследование. Вы, конечно, мастер исследования, анализа.

Хотелось бы изложить “Мои неглубокие мысли” по нескольким аспектам, получившим отражение в вашей статье.

Непосредственно о самих конкурсах

Я против конкурсов в музыке. Нужно меньше конкурсов и больше - фестивалей, где нет проигравших! Музыка - это все-таки немножко не спорт. Особенно я против конкурсов, проводимых в нашей стране, где коррупция и “всё для своих” - основа жизни. Здесь мы видим такой факт: кто сидит в жюри, того ученики (родственники, друзья) и побеждают. Подобное можно наблюдать чаще всего. И это, к величайшему сожалению, общий тренд общественно-политической жизни нашей страны. Всей жизни, и музыкальной тоже.

Есть, конечно, некоторое разнообразие, исключения. Но я не верю в справедливо честно и законно построенную жизнь в отдельно взятом совхозе. Хотя конкурсы - это зрелищно, полезно и радостно для победителей. Но для просвещения и популяризации народно-инструментальной культуры эффект от конкурсов мал. Пример - спорт, в котором число международных соревнований не дает “прилива” народного массового увлечения спортом.

Детские конкурсы - это отдельная, сложная тема. Я категорический противник детских конкурсов вообще. Считаю, что конкурсы ранят, а иногда и уродуют детскую психику. Детские конкурсы - просто вредны детям. В период подготовки значительно длительное время ребенок ничего не делает, кроме подготовки к выступлению. Чаще всего это время значительно превышает допустимые нормы нагрузки: физической, умственной и душевной. Живет в период подготовки в постоянном стрессе под лозунгом “давай-давай”. В этот период всестороннего истощения ребенок не развивается гармонично, а доводит до рекорда однобокий талант. А дальше что? Никто не знает, что в будущем у юного “гения”. Чаще всего эти победы не дают в будущей биографии положительных результатов, не дают успешности. Это я про лауреатов - олимпийцев. А 99 % остальных участников возвращаются домой с твердым клеймом в мозгу - “неудачник”. Со всеми психическими последствиями на всю оставшуюся жизнь.

Детские конкурсы чаще всего превращаются в состязание амбиций взрослых и для взрослых. Почти все концерты (выступления) детей - ублажение взрослых. Зачем с детства воспитывать в ребенке стремление понравиться старшим, угодить старшим? С точки зрения психологии считаю это тоже вредным. Надо, чтобы дети со сцены показывали то, что интересно им. В детстве все должны быть хороши и молодцы. Все! И в итоге всех выступлений.

Такие пытки для психики, как: “ты гений! (а ты, соответственно, нет); ты - лучший, а ты, соответственно, похуже; ты - победитель, а ты, соответственно, проигравший, лузер”, - можно, думаю, устраивать только для крепкой психики. Это, видимо, не раньше, чем с восемнадцати лет.

Об исполнении обработок народной музыки.

Сама идея наличия в репертуаре исполнителя на народном инструменте, естественно, архинужная! Но как и чтозвучит порой в учебной аудитории и/или на сцене? Многие обработки советского периода очень примитивны. В подавляющем большинстве в них просматривается весьма низкий интеллектуальный уровень в соответствии с уровнем музыкального таланта автора обработки. Многие созданы по шаблону: вариация аккордами, потом арпеджио, затем гаммообразные (мелкая техника), тремоло мехом, секстами, терциями (”Ехал козак”). Конечно, не все. Встречаются среди них и изюминки. Вспоминая свои годы ученичества, я тоже не очень любил играть обработки. Интереснее для меня была классика, особенно Бах.

А вот жизнь подтверждает тот факт, что не заражаются народные массы классической музыкой. Другая крайность - заигрывание с этой “массой”. Яркое тому подтверждение - Пётр Дранга. Тот самый случай, когда вместо стремления приподнять народ, опускаются в “подвал” развлекухи. Случайно в Ютубе увидел много записей челябинского баяниста Бориса Потеряева. То, что делает он, - очень хорошо  полезно и здорово! Мне нравится творчество “Терем-квартета”, обработки “Песняров” прекрасны, очень интересные вещи у “Ариэля”… Конечно, сложная неоднозначная тема. И я посчитал своим долгом выразить моё, так сказать, частное мнение.

По поводу англоязычного засилия.

Конечно же, негативный факт для русского языка. Английский побеждает, потому что удобный, краткий, универсальный (международный). Но есть страны, где английский не победил, например, Германия.

Конечно, в наличии и/или засилии чужестранного во многом виновна власть. Нашему царству-государству, как показывает практика, не нужно вовсе. Без поддержки государства невозможно развивать своё родное, отечественное - общероссийское, частью которого являются народные инструменты, народно-инструментальное искусство.

Кстати, об этом хорошо, ярко и убедительно сказано в вашей, Юрий Григорьевич, статье. Спасибо Вам!

Сергей Конвисаров,
ваш выпускник 1979 года

*******************************************

Уважаемый Юрий Григорьевич!

По прочтении вашей статьи в части пользы и “бед” от конкурсов кое-что обсудили с Сергеем, вашим бывшим выпускником. Наши точки зрения совпали далеко не во всем. Во всяком случае,  моё мнение отлично от его, начиная с того, что подготовка к конкурсу вскрывает в ученике скрытые резервы, заставляет работать по максимуму, мотивирует исполнительский рост.

Детство - не подготовка к некоей последующей жизни, это сама жизнь. Любят безусловно нас только родители. Остальные всегда оценивают, сравнивают, выбирают или отвергают, к этому нужно быть готовым психологически, как говорят “уметь держать удар”. Конкурс для ученика - это  проверка исполнительской выдержки музыканта, важный этап формирования самооценки.

Категорически нельзя выставлять на конкурс ученика с очень ранимой психикой, недостаточно подготовленного, с необыгранной программой . Система оценки выступления юного музыканта на конкурсе могла быть и более щадящей, например: кроме призовых мест можно  номинировать различные поощрительные призы: за артистизм, за волю к победе, за выдержанность стиля, за лучшее исполнение обязательного произведения и/или произведения русского, зарубежного, современного композитора. Это “за” (что-то существенное!) при желании можно довести до того, чтобы ни один участник не остался без грамоты или поощрительного приза, т.е. без внимания организаторов. Короче, в итоге  творческих состязаний детей должен восторжествовать олимпийский принцип , известный нам в формулировке «Главное — не победа, а участие».

Важным моментом проверки на объективность при дележе (присуждении) призовых мест является то обстоятельство, когда конкурс учеников становится конкурсом амбиций педагогов, а победу определяет степень их знакомства и сотрудничества.  Хотелось бы знать, как Вам, Юрий Григорьевич, приходится обходить эти острые углы, будучи в жюри многочисленных конкурсов, сложно ли сохранить объективность?

Что касается конкурсов для будущих профессионалов (студентов колледжей и вузов), то моё мнение совпадает с общеизвестным: не только победителям, но и просто интересным исполнителям “с изюминкой” нужны творческие проекты, перспектива востребованности. В России, увы, нет концертных агентов. Отдельные ВУЗы готовят таких специалистов, но мы пока не видим результатов их деятельности.

В Фонды поддержки юных талантов, возглавляемых Владимиром Спиваковым, Денисом Мацуевым и другими выдающимися музыкантами, попадают единицы, а талантов много больше! Вот и приходится молодому дарованию самому пробиваться сквозь тернии профессионального пути.

И последнее. Работу преподавателя категорически не стоит оценивать только по числу лауреатов, или ставить её во главу угла. Педагог музыкальной школы работает на развитие личности ребёнка. Проект этот - долгосрочный, работа может казаться малозаметной, но в результате наше общество становится добрее, нравственно очищается.

Конвисарова А.И.,

педагог по классу фортепиано

(Санкт-Петербург)

*******************************************

Дорогой Юрий Григорьевич, здравствуйте! Прочла вашу статью с комментариями, которые после нее выложены. Вы  в очередной раз выступаете как “глашатай справедливости”, поднимающий как никогда одну из болевых проблем. Конечно, однозначно высказаться по всем конкурсным вопросам - невозможно. Это как вся наша жизнь - не черная и белая, а многочисленно серая с оттенками. Сердце защемило от того, что так и не можем мы в своем профессиональном сообществе решить вопрос по поводу собственного журнала. Это хорошо, что есть сайт “Русский музыкальный клуб”, но не может он заменить исчезнувший журнал “Народник”. В глубинке, на периферии чувствуется острая потребность получать информацию актуальную, грамотно написанную, содержащую и просто информацию, и аналитику, и некие научные мысли.

У нас в Чите тоже грядут конкурсы. Главный из них - международный  конкурс оркестров и ансамблей им. Н.П. Будашкина. - одним из организаторов которого является наше училище. И мы, разумеется, гордимся этим. Существует конкурс с 1976 года.  Участников сейчас уже  - более 1000 чел. Спасибо, что разволновали многих, вызвав тем самым отклики. Страна наша большая и неравнодушных людей очень много.

С уважением,

Татьяна Буданова,

кандидат искусствоведения,

директор Читинского училища искусств

*****************************************

Дорогой Юрий Григорьевич! Вы, как всегда, заостряете внимание на самых острых проблемах, доставляя удовольствие своим неподражаемым стилем изложения. Очень пожалела, что не откликнулась на предложение встретиться с Вами в Казани.

Юрий Григорьевич! Абсолютно по всем параметрам статьи согласна с Вами так, что захотелось продолжить и высказаться о наболевшем.

Конечно, не могу отрицать положительную роль конкурсной мотивации. Но конкурсы – конкурсам рознь. На мой взгляд, их изобилие способствует не росту, а понижению исполнительского уровня и даже приводит к таким явлениям, как нивелирование должностей, званий, в том числе преподавателей высшего звена отечественной системы образования.

Так, появились конкурсы, «гуляющие» из года в год под разными названиями, для участия в которых требуется заплатить небольшой вступительный взнос и исполнить два сочинения. Всего несколько минут на сцене, а  для кого-то «несколько минут позора» – и ты лауреат международного конкурса!

У этих «карманных» конкурсов нет разграничений по специальностям и возрастным категориям, не нужны им ни первый, ни второй, ни третий туры. А на некоторых конкурсах (в Болгарии, Италии и других – «пляжных») Диплом за участие выдаётся всем, и уже дома «скромные» участники превращаются в Дипломантов международных конкурсов. Бывали и такие пляжные конкурсы, жюри которых возглавлял преподаватель немногочисленных конкурсантов, выезжающий и отдыхающий на море за счет своих студентов. Как в поговорке: «одним ударом убить двух зайцев».

Уважаемый Юрий Григорьевич, знаю, Вы скажите: «человеческий фактор». К сожалению, всему этому способствуют, как ни странно,  законодательные акты. К примеру, из последних – Постановление Правительства РФ от 10 декабря 2013 г. № 1139 «О порядке присвоения ученых званий» (с изменениями на 30 июля 2014 г.). Здесь, как и в предыдущих, чётко определено количество подготовленных лауреатов конкурсов, необходимых для присвоения должностей доцента, профессора, которые в свою очередь сами должны иметь лауреатские звания. Таким образом, всё сводится, как в известной поговорке «без бумажки - ты букашка».

Не подумайте, что я такая зловредная, но количество профессоров и заслуженных деятелей на ряде кафедр многих вузов просто зашкаливает. Особенно в  последнее время эти должности и звания получили те, кто «настряпал» нужное количество лауреатов, и кто сам не чурается поучаствовать в подобных мероприятиях, благо, таковых немало. К примеру, наши местные «карманные» конкурсы: «Вдохновение», «На крыльях таланта» и др. проводятся два раза в год.

А далее – цепочка: «заслуженные» педагоги-лауреаты выпускают студентов-лауреатов, которые идут работать, если по специальности, то в музыкальные школы, кто-то из них попадает в музыкальные училища, а кого-то (как правило, учеников заведующего кафедрой) оставляют на кафедре. Так стоит ли удивляться падению уровня образования, в том числе и на народных инструментах.

С другой стороны – объективная оценка работы преподавателя, результатов его многолетнего труда остаются без должного внимания (всё тот же «человеческий фактор»). Не могу не сказать о некоторых фактах, имеющих место быть. Есть преподаватели достаточно зрелого возраста (и не только народники), работающие на высокопрофессиональном уровне, являющиеся ведущими в своей специальности, что подтверждается их международным авторитетом и многочисленными Дипломами «За подготовку лауреатов международных конкурсов». Такие Учителя с большой буквы, на которых держится исполнительское искусство, не в почёте у администрации, из-за отсутствия той самой бумажки, опуститься до уровня которой им не позволяет совесть.

К этому добавлю, что не все преподаватели вуза имеют студентов исполнительских специальностей, например, оперный класс, оркестровое дирижирование и предметы его цикла. К тому же конкурсов оркестровых дирижёров очень мало, да и подготовить дирижера-конкурсанта в настоящее время не представляется возможным (в учебных программах специалитета предмета «дирижирование» нет, а бакалавры изучают его только два года).

Понимаю, что эти вопросы следует адресовать составителям законодательных актов в сфере культуры и искусства.

Не пытаюсь никого обидеть, «каждый живёт, как может», но хочется верить, что так не везде.

Всего Вам самого доброго!

Сагадеева Рашида Гильмановна,

кандидат искусствоведения, доцент

кафедры народных инструментов

УГИИ имени Загира Исмагилова

***********************************

Дорогой Юрий Григорьевич! К Вашим письмам и статьям всегда отношусь очень серьёзно и ответственно. Сессионное время не позволило сразу же написать отклик и свои соображения. Сегодня выдался удачный для этого день. Внимательно перечитал статью и отклики на неё. Очень правильная и актуальная статья. Многочисленные отклики доказывают жизненность затронутых вопросов. Трудно что-либо добавить, а повторяться - зачем? Единственный момент, который не затронут в статье и откликах - степень объективности жюри. Нередко именно необъективность, “перетягивание одеяла” призов на своих учеников негативно влияют на других конкурсантов и их педагогов.  Они просто перестают посылать своих учеников на такие конкурсы. Ещё раз спасибо за вашу статью!

В. И. Литвин,

доцент кафедры музыкального образования
педагогического института Иркутского гос. университет
а

***********************************


Уважаемый Юрий Григорьевич!

Большое спасибо за очень важную для всех музыкантов-исполнителей и педагогов статью! Подписываюсь под каждым словом! Я бы с удовольствием рекомендовал ее в качестве руководства к действию тем, кто отвечает за организацию и проведение конкурсов.

Вахромеев Игорь Георгиевич,
заслуженный работник Культуры РФ

*****************************************


Дорогой Юрий Григорьевич!
Очень точная статья! Всё по полочкам разложили! Блестяще!
Смотрел раньше “Положение” о Кубке Поволжья. Возник один вопрос, на который ответа не нашел. Из Поволжья в нем участвовала, практически, только Казань. А где представители Астрахани, Самары, Нижнего Новгорода, Саратова? Это я о великолепном составе жюри.
Только это явно не Кубок Поволжья, а Кубок “бывшего” СНГ скорее…

С уважением, ваш Владимир Грачев

профессор Саратовской консерватории

*************************************

Моя точка зрения во многом созвучна с вами, уважаемый Юрий Григорьевич! Спасибо Вам за то, что затрагиваете серьезные проблемы музыкальной культуры, которые касаются всех нас.  Конкурсы  были, есть и будут одной из самых дискуссионных тем. Абсолютно согласна, что за красивыми названиями коммерческих конкурсов “с неофициальным статусом” зачастую скрывается банальный финансовый интерес и псевдорешение важных социальных проблем.

Но при этом хотелось бы внести некий оптимизм с позиции, так сказать, заинтересованного наблюдателя. Телевизионные конкурсы, при всей их неоднозначности, представляют очень разнообразную картину, где есть место не только модной современной, но и национальной культуре, что, конечно же, отрадно. Мы все чаще видим с телеэкранов национальные танцы, слышим исполнителей на народных инструментах, народных певцов. Да, точечно, но…. видим!!!

Мы говорим о глобальных явлениях культуры, за которыми стоит подрастающее поколение. И для многих детей, участвующих в конкурсах, появляется огромный стимул  развиваться и добиваться успехов в своем любимом деле. С момента появления на телеэкранах конкурсов “Голос. Дети” и “Синяя птица” выстроились очереди, желающих обучаться в эстрадных студиях, в кружках домов творчества и в музыкальных школах. Стало больше детей, которые хотят заниматься музыкой. Разумеется, лишь единицы будут участвовать в конкурсах, но все дети, погруженные в творчество, соприкоснутся с прекрасным миром музыки.

Отдельно хочется сказать о конкурсах исполнителей на народных инструментах, в которых лично мне приходилось и приходится принимать непосредственное участие со своими учениками. Согласна, что большая проблема заключена в отсутствии номинаций с участием традиционных народных инструментов, и это приводит к отрыву от наших национальных корней.  Вместе с тем, нельзя не отметить и отрадный факт того, что на многих конкурсах народников, в которых приходилось принимать участие, в качестве обязательных произведений  заявлены обработки народной музыки. А там, где она звучит, там, где есть обязательные требования к её исполнению, там теплится надежда на её возрождение и более широкое культивирование.

С позиции опыта участия моих учеников в конкурсах я вижу огромный стимул к развитию детей вне зависимости от того заняли мы призовое место или нет. Конкурсная система учит нас достойно проигрывать и достойно выигрывать не только здесь и сейчас, но и в каждый момент нашей жизни, которая во многом напоминает состязательность, стремление быть сегодня лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня. В этом - поступательная сущность  творчества в любом возрасте.

Павлова Ольга Николаевна,

преподаватель СПб

ГБОУДОД  ДШИ  №11

*****************************************

Дорогой Юрий Григорьевич! Спасибо Вам за сильную статью. Конкурсный ажиотаж в наше время стремительно обрастает плюсами и минусами. Но, как правило, о плюсах мы охотно говорим во всеуслышание, а о минусах изредка перекидываемся с коллегами в кулуарах. Вы же смело дали объективную оценку происходящему с достоинствами и недостатками, превратив неизбежно стандартную статью по итогам очередного конкурса в своеобразное познавательно-аналитическое исследование. Спасибо за интересные факты и живость! Очень надеюсь когда-нибудь лично пообщаться с Вами! Всего Вам самого доброго! Ждём  новых публикаций!

Макарова Вера Алексеевна,

лауреат международного конкурс “Кубок Севера”,

солистка Красноярского филармонического

русского оркестра им. А. Бардина

Абсолютно согласна с Вашей позицией, Юрий Григорьевич!  Хотелось бы рассмотреть несколько шире один из плюсов проводимых конкурс­ов, отмеченных в  статье, в частности, о роли и значении, которую играют они в жизни музыкантов-исполнителей. Их действительно трудно переоценить, поскольку для всех соревнующихся конкурсы являются очень хорошим подспорьем для профессионального роста. Особенно для тех, кто только начинает свою карьеру или на подступах к ней. Речь идет преимущественно о детях.

Если посмотреть на это со стороны психологии, то у юных музыкантов каждое выступление, особенно конкурсное, развивает чувство ответственности, процессы мотивации, стремление к победе, выносливость, концентрацию внимания, усидчивость и многое другое, что, бесспорно, очень полезно для развития личности ребенка.

Отдельно хочу отметить и то, что конкурсы значительно влияют на расширение кругозора детей. Так, участвуя в конкурсах, где есть множество номинаций, ребенок услышит как звучат другие, может быть, ранее незнакомые ему инструменты, и увидит как они выглядят. И точно будет знать, как выглядят и звучат, например, русские народные инструменты - балалайка, домра, баян; классические инструменты -  скрипка, виолончель, фортепиано; традиционные национальные инструменты Хакасии - хомыс, чатхан, тююр, ыых и др. В качестве примера могу сослаться на проводимый в Абакане Всероссийский конкурс музыкантов и художников имени А.А. Кенеля.

На сегодняшний день такие элементарные знания важны, как никогда раньше. Казалось бы – мелочь! Но именно из мелочей складывается жизнь. Сейчас очень многие народы забывают свои национальные корни и слепо меняют их на нынешнюю моду. Большинство молодых людей попросту не знают истории своей родины, не говорю уже о её культуре! И это самый настоящий бич нашего поколения. А ведь мы – это будущее. Перспектива безрадостная… Вспоминаю знаменитую фразу, ставшую злободневной на сегодняшний день: «Народ, забывший свою историю, обречен повторить её вновь»… Не хотелось бы, чтобы эти слова стали настоящим пророчеством…

Перечёсова Юлия,

студентка Абаканского музыкального колледжа

Института Искусств ХГУ им. Н.Ф. Катанова

***************************************

Уважаемый Юрий Григорьевич!

Прочла вашу статью о конкурсе. Спасибо за лестные слова о нас! Круг вопросов, которые вы поднимаете в статье, затрагивает за живое: о конкурсомании, о кризисе исполнительства традиционной народной музыки. Приятно найти единомышленника в своей сфере деятельности!

С уважением, Кожева Мадина Анзоровна,

доцент кафедры народных инструментов

Северо-Кавказского института искусств

(Нальчик)

***************************************

Двумя руками голосую за содержание статьи Ю. Г. Ястребова! В незначительном рукописном пространстве ставятся проблемы, по своей глубине являющиеся, по сути, одним из стратегических  направлений будущего развития национальной культуры и не только ее.

Действительно, не иначе, как посягательство на национальную безопасность, в контексте отечественной культуры, можно рассматривать многие конкурсы, особенно связанные с детьми. За елейными, сверхпатриотичными речами ведущих о «золотом культурном запасе страны», «наших блестящих звездочках, которые займут свое достойное место в мировом созвездии» и т. д. явно торчат «финансово-имиджевые уши» самой настоящей эксплуатации маленьких детей. Грустно и больно смотреть, как выступающий ребенок добросовестно имитирует гуттаперчевых  «звезд» современной эстрады.

Очень старается команда, готовящая маленького артиста к своему номеру, забывая (а, скорее всего, не имея представления) о том, что есть такой принцип ПРИРОДОСООБРАЗНОСТИ, при котором обучение и воспитание должно соответствовать особенностям человеческой природы и законам ее развития.

Прав автор статьи, когда говорит, что такие конкурсы имеют «негативные аспекты своего существования, в частности: нравственно-этические нормы, забота о здоровье детей, включая и духовно-творческое». И это только один из аспектов, которые рассматриваются в статье. Думается, что целый комплекс проблем, выдвинутых автором статьи, требует  самого широкого обсуждения специалистами, государственными деятелями, всеми, кто действительно, а не на словах, болеет за сохранение и развитие национальной культуры,  за культурно-нравственное здоровье детей, а, значит, и за будущее России.

Кочеков Владимир Федорович,

кандидат педагогических наук,

доцент кафедры музыкального образования

Челябинского государственного института культуры.

***************************************

Юрий Григорьевич, прочёл статью. К сожалению, ни на одном из  названных Вами конкурсов я не участвовал. Да, к сожалению, мы все заложники “портфолио”. Требуют с нас педагогов результативность… нередко в ущерб учебному процессу. У нас проходят творческие встречи со студентами Орлова В.Е., Гулевского О.В., с недавних пор знакомимся со студентами Городниной Н.И. Вот пример последнего концерта: играли студенты 4 курса и обыгрывали программу госэкзамена. Вы правы, не услышали мы обработок РНП. Бах, Скарлатти, Семёнов (сюита), Золотарёв (партита)… Сложно было ребятам, но выслушали, выдержали. В разговоре с педагогами выяснил, что не играть сегодня современных авторов, оказывается, не модно. Говорят, что будущий педагог должен идти в ногу со временем, уметь играть современную музыку. Вдруг попадётся ученик, которому авангард будет нужен. Наверняка я старомоден, но на  99% процентов уверен - не понадобится… Воспитывать нужно на классике и на народном репертуаре. Это моё убеждение.

Не буду кривить душой.  У меня тоже  в этом году 20 грамот и дипломов различных конкурсов. Стараюсь, правда, учить много пьес, а не так как некоторые делают. Выучили 2 пьесы и катают полтора-два года по всем конкурсам одну и ту же программу.

Не буду больше судить других. Каждый старается, как может. Лишь бы инструмент держали ученики подольше в руках, а еще лучше - всю жизнь. И было бы что вспомнить и рассказать своим детям.

А вообще, все эти Кубки МИРА это для нас, рядовых педагогов обычной музыкальной школы или дома творчества, как до Луны. Мы можем только изредка посидеть на конкурсе или в зале на концерте и поучиться у мастеров. Как, например, я сидел в первом ряду и слушал Александра Склярова в прошлом году.

А.А. Пономарев,

педагог дополнительного образования,

руководитель оркестра баянистов

Правобережного ДДТ Невского района

города Санкт-Петербурга.

Стаж работы с детьми 37 лет.

***************************************

Юрий Григорьевич, прочитав Вашу статью “О конкурсах и конкурсомании”, хочу обратить внимание еще на один аспект, затрагивающий морально-этические нормы при проведении  детских музыкальных конкурсов, в которых удалось принимать участие со своей ученицей.

Моё личное мнение сводится к следующему: конкурсы превратились в инструмент заработка, так как большинство из них проводятся за счет самих конкурсантов. Отсюда прямая материальная заинтересованность организаторов как можно в большем количестве участников с большой долей гарантии в получении диплома и/или грамоты победителя.  В итоговых показателях видим сразу нескольких победителей, удостоенный первых мест, еще больше вторых, остальные – третьи и только совсем слабеньким - дипломы участника. При этом о премиях лауреатам не идёт речь. С одной стороны это выглядит как поощрение конкурсантов к занятиям творчеством (чем, кстати, и оправдывается самими организаторами щедрая раздача мест), а с другой - некое замыливание глаз. В итоге куда ни глянь – лауреат! Из личного опыта признаюсь, что занятое одно из нескольких первых мест обескураживает: может, все-таки оно не первое? Такому первому я бы предпочла третье, но единственное или же совсем никакое (смотря что заслужили). Сразу вспомнился Владимир Высоцкий с его “Утренней гимнастикой”:

Красота, среди бегущих

Первых нет и отстающих,

бег на месте общепримиряющий!

Худшим в сложившейся системе является то обстоятельство, что “бег на месте” устраивает как организаторов конкурса, так и педагогов с участниками… Не раз слышала: «Этот конкурс хороший, там щедро раздают места! А этот  плохой - призового места не дождешься…». Мое возмущение вызвано не платным участием, а системой заигрывания с конкурсантами, в итоге которой - обесценивание звания лауреата.

Явление, о котором приходится писать - это всего лишь верхушка  айсберга, большая часть которого скрыта от глаз. И не только участники, но и сами организаторы конкурсов зачастую являются заложниками той самой невидимой (подводной, закадровой!) части этого айсберга.

О. Павловская,

педагог по классу баяна

*********************************

Уважаемый Юрий Григорьевич! Спасибо, статья актуальная и откровенная, отображающая реалии сегодняшнего дня, о которых не каждый может именно так честно написать. Искренне благодарю Вас за вклад в наше инструментальное искусство. Самого доброго и счастливого!

С уважением, Дамир  Султанов

(Астана, Казахстан)

Отклики на статью можно присылать по адресу: rmcmar@yandex.ru или воспользуйтесь ФОРМОЙ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ.

2290571418016


Комментарии запрещены.