Гостиная

КВАРТЕТ – ЛЕГЕНДА. ВОТ И ВЕСЬ «СКАЗ»

С музыкантами квартета «Сказ» беседует
Александр Марчаковский

Однажды, во время каникул (а я учился тогда в институте им. Гнесиных) я купил довольно популярный журнал “Кругозор”, к которому прилагалось несколько гибких грампластинок. На одной из них я и услышал впервые звучание квартета “Сказ”. Впечатление было незабываемым! На маленькой пластинке было всего две пьесы и я повторял их снова и снова, наслаждаясь игрой замечательного ансамбля. Несколько позже, когда я организовал трио с домристкой Аленой Баевой и гитаристом Вадимом Кузнецовым, нас пригласили сыграть  на вечере молодежи творческих ВУЗов Москвы. Мы прекрасно сыграли и после концерта были посиделки в баре. Мы сели за столик вдруг увидели, что за соседним столиком сидят музыканты квартета “Сказ”. Мы подошли, чтобы поздороваться и выразить свое восхищение. “Сказовцы” очень тепло к нам отнеслись и пожелали нам, студентам всяческих успехов. Дальше я видел их выступления по телевизору, слушал записи по радио и на пластинках, но встречаться больше не доводилось. И вот, спустя более тридцати лет, я беседую в баре ЦДРИ  с художественным руководителем и основателем квартета «Сказ» заслуженной артисткой России Валентиной Соболевой-Белинской и музыкантом, директором этого квартета, председателем Российского клуба музыкантов-народников заслуженным артистом России Дмитрием Белинским.

- Итак, в Москве появился необычный квартет и все, кто имел отношение к народным инструментам его услышали. Тогда народники, можно сказать, ахнули.

Валентина Соболева-Белинская: Ну, наверное, благодаря тому, что мы вовремя попали в Москонцерт и попали не в эстрадный отдел, а в отдел филармонический. А тогда туда могли попасть только лауреаты конкурсов или музыканты со званиями. В то время отделом руководил виолончелист Смолянский Яков Моисеевич. И, надо сказать, он дрессировал наш квартет вовсю. Мы, конечно, возмущались по молодости лет, Мы и так все знаем, а он учить нас будет. А вот теперь, по прошествии многих лет, я оценила его труд и понимаю. что он делал все правильно. Два раза в месяц он с нами репетировал и очень много дал с точки зрения культуры звука. Он делился с нами скрипчными секретами.
У меня было два педагога: первый дал мне в руки домру - Илья Аронович Гребенцов, а второй это тот, который учил меня в училище им. Гнесиных - Анатолий Яковлевич Александров. И когда предстояло ответственное выступление, он напутствовал меня так: “Вечером посмотри внимательно ноты, перед сном положи их под подушку, выпей пятьдесят грамм коньяка и ложись спать. Утром встанешь, руки будут крепкие, голова ясная и ты будешь уверенно себя чувствовать”.  А мне в ту пору было лет шестнадцать, не больше.

- А что, хороший совет, особенно на счет коньяка.


Дмитрий Белинский.: - Я в то время был влюблен в квартет “Сказ” и везде. где я учился, старался сделать ансамбль с таким же составом. Однажды нас услышал Иосиф Тамарин и сказал: ” Ребята, не надо копировать, ищите свое. Все-равно лучше “Сказа” играть не будете.” А в Валентину я влюбился по телевизору, когда передавали выступления квартета.

- Валя, а как был создан квартет?

В.С.-Б: Получилось так, что я поступила на работу в оркестр, который существовал при Клубе московского такси. Надо сказать, в то время я еще училась и не только в гнесинке, но еще и в школе. Я заканчивала 10-й класс в школе рабочей молодежи. Т.е. время было напряженное. А работа в оркестре сначала была интересной, а потом превратилась в настоящую рутину, поскольку программа была одна и та же и в основном аккомпанементы. Был такой танцевальный ансамбль “Школьные годы” и хор при автоклубе. Вот этим коллективам аккомпанировал наш оркестр.

В общем, все это надоело, и я решила переговорить с ребятами, чтобы поиграть ансамблем. Со мной за пультом сидел Сережа Новичков, он согласился участвовать, потом мы пригласили Вадима Бубнова и получилось трио, но это было не очень интересно, мало возможностей и мы пригласили ударника. Вот такой квартет у нас получился: три струнника – я играла на альтовой домре, балалайка-прима, домра бас и полный набор ударных. Это и виброфон, и ксилофон, и барабан и чарлстон. В общем все.

Мы попробовали сыграть «Поэму» Фибиха с виброфоном и были просто восхищены звучанием. Все бы было неплохо, но большие проблемы с транспортировкой. Каждый раз, выезжая на концерт, вставала проблема как это все привезти. И, потом, пока это все загрузишь-разгрузишь, соберешь-разберешь – уходила уйма времени. В одну машину мы не помещались, поэтому еще и дополнительные расходы. Казалось бы четыре человека, а чтобы приехать на концерт, хоть автобус заказывай. Короче говоря, концертов пять мы отыграли и поняли, что пора с этим завязывать.

Затем был квинтет. Тоже проблемы с транспортом. Думали, думали и решили остановиться на балалайке-бас. Тем более, что в то время этот инструмент в коллективах практически не использовался. Мы взяли три пьесы: «Поэму» Фибиха, «Ах, ты, вечер», Трояновского и «Венгерский танец № 5» Брамса. С этого и начался репертуар квартета.

- А кто был в первом составе, давай вспомним.

В.С.-Б: На домре альт играл Сергей Новичков, на приме – Вадим Бубнов, я – на малой домре и на балалайке бас – Владимир Шулимов.С.-Б Правда, нам в последствии пришлось с ним расстаться. Володя заболел звёздной болезнью, стал как-то неадекватно себя вести и частенько подводил нас.

- Я так понимаю, это случилось уже тогда, когда вы стали много выступать?

В.С.-Б. : - Ну да, начались концерты, зарубежные выезды и, видимо, он не совсем правильно понял реалии.

- А первые зарубежные гастроли вспоминаются? Когда ты приезжаешь в другую страну и понимаешь, что это не Советский Союз?

В.С.-Б: -  Первый раз я попала не в капиталистическую страну (а то, может быть, психика и не выдержала бы тогда), а в социалистическую. Это была Румыния. Мы туда поехали по линии ЦК ВЛКСМ. Там проходил международный фестиваль. Впечатления, были колоссальными. Представляете, огромные залы, стадионы. Все очень празднично и значительно. Кроме своей музыки, мы специально подготовили румынский танец и наши выступления проходили с огромным успехом. Там мы, кстати, познакомились с композитором Олегом Ивановым. Он тогда только начал приобретать известность.

- Ну да. Песня «Товарищ» - «Тебе половина…»

В.С.-Б. - «… и мне пополам». Так шутили люди. Он оказался замечательным человеком и действительно настоящим товарищем. Вообще, график выступлений был очень насыщенный, мы впервые работали в таком режиме, и я поняла, что гастрольная жизнь вовсе не такая легкая, как это кажется на первый взгляд.

Потом была Индия. Мы попали сразу в Калькутту, а это уникальнейший город. Дели – это прототип западных городов, а Калькутта город контрастов; с одной стороны – нищета жуткая, а с другой необыкновенная роскошь – грандиозные дворцы с фонтанами, с павлинами, и висячими садами, как сады Семирамиды. И, кстати, что еще поражает, это цветочный запах. Буквально весь город охвачен ароматом всевозможных растений. В Индии мы были семь раз.

- А с индийскими музыкантами довелось играть вместе?

В.С.-Б.: - Конечно, играли вместе и я должна сказать, что квартет является членом Клуба им. П.И. Чайковского в Калькутте.

Еще я вспоминаю поездку в Чехословакию. Сейчас это две страны, а тогда была одна. Там мы, помимо всего прочего,  играли Поэму Фибиха на огромном стадионе, что творилось с публикой – трудно описать. В общем, мы сыграли эту пьесу три раза, вот такой был успех. Правда, в этой поездке был и неприятный момент. После концерта нам устроили грандиозный банкет в честь квартета «Сказ» и наш басист Володя Шулимов вдруг повёл себя настолько неадекватно, что нам стало за него очень стыдно. Видимо, он вдруг себя почувствовал очень великим. Это было так некрасиво, что я даже рассказывать подробностей не хочу. Потом история стала повторяться. Я пыталась с ним поговорить, но оказалось всё напрасно. Мало того, когда конфликт дошел до руководства «Москонцерта», нас вызвал директор. Шулимов не нашел ничего лучшего, как подготовить список претензий к квартету и лично ко мне. В результате пришлось расстаться.

- Тогда пришел Гарцман?

В.С.-Б.: - Нет, до этого был Моряков. Причем, я договорилась с ним накануне его призыва в армию, и он пообещал, что после армии придет к нам и свое слово сдержал. Уговаривала Григория Гарцмана, который сначала не соглашался потому, что у него было много работы и расставаться он с ней не хотел – это приносило ему хорошие деньги, а деньги у него были всегда на первом плане. Но потом он понял, что в квартете он финансово не проиграет, да еще приобретет творческую составляющую. Кроме того, у него была хорошая административная жилка и я решила передать ему все организационные дела. Ну и кончилось это тем, что Григорий стал везде говорить, что он руководитель квартета.

Д.Б.: - Дошло до того, что он продал права на наш диск продюсеру в Голландии, а никто об этом не знал. И когда Валентина обратилась к продюсеру с вопросом о деньгах, продюсер достал договор, где было написано, что все права принадлежат Гарцману и стояла его подпись.

- Да, к сожалению, в жизни не всё бывает гладко, хотя в целом квартет работал вполне успешно. В то советское время, у квартета, что было далеко не у многих ансамблей, выходили грампластинки, а ведь записать в то время пластинку было не так просто.

В.С.-Б. : -  Понимаешь, в чем дело. Нам очень повезло. Мы познакомились с одним человеком в фирме «Мелодия» - Мишей Шапиро, он сейчас носит псевдоним Михаил Шабров и пишет тексты для песен, многие из которых теперь стали хитами. Он нам очень помогал и у нас была «зелёная улица». И надо сказать, не только в «Мелодии», но и в Доме радиовещания и звукозаписи на Малой Никитской. Там теперь базируется телеканал «Культура». Мы записывались в любое время.

- А с народниками вы общались в то время?

В.С.-Б. : - Так чтобы специально – нет, но тогда было очень много концертов и обязательно с кем-то встретишься. Вообще, я помню один день, который  был настолько насыщенным, что трудно представить, как мы его пережили. Было запланировано 11 концертов на один-единственный день. Успели, правда, сыграть только девять.

- Это тот самый, знаменитый москонцертовский чёс.

Концерт для солдат

В.С.-Б. : - Да, и заметь, никаких фонограмм тогда не было. Ну а куда деваться? Нужно было зарабатывать. Тогда все артисты бегали по концертам. Я помню, как Евгенипй Леонов, едва успевая с концерта на концерт, прибегал в артистическую, бросал свою кепочку, протирал туфли и быстрей на сцену. Вообще, благодаря вот эти сборным концертам, мы познакомились с такими великими людьми и с таким количеством, что перечислить их фамилии не хватит суток, наверное. Когда рассказываем об этих знакомствах, не все даже верят. А мы были знакомы даже с Иваном Семеновичем Козловским и он очень тепло отзывался о нашем исполнении романса «Я встретил Вас».

Д.Б.: Ты, знаешь, Саш, я когда пришел в квартет «Сказ» мальчишкой, никто меня вообще не знал. И вот мы сидим в артистической, а в этот момент заходит Лещенко. Валю он знал, поэтому сразу: «Привет, Валюша, - потом обращается ко мне, - а мы с Вами не знакомы, - протягивает руку,- Лёва.» Я, кажется, покраснел от смущения, встал и дрожащим голосом назвал свое имя. То же было и с Козловским. Это не то, что теперешние звездульки, еще сделать толком ничего еще не успели, а носы под потолок.

В.С.-Б. : - А какая трогательная была встреча с Николаем Павловичем Будашкиным. Мы год подрабатывали в зале им. Чайковского, это было еще до Москонцерта. И, конечно, мы его там часто видели. А когда сделали его пьесу «Родные просторы» решили пригласить его, чтобы он послушал и высказал композиторские замечания. Он пришел, сел на подоконник и вот так слушал. Во время игры, я оторвала взгляд от грифа и посмотрела на него. У него слезы текли по щекам. Для нас это было высшей оценкой.

- Я знаю, что вы были знакомы и с Хачатуряном.

В.С.-Б. : Да. Это знакомство состоялось благодаря одному концерту. Нас пригласили сыграть для отдыхающих в Барвихе. Это были правительственные концерты, которые там часто устраивались. И вот, собрали огромный сборный концерт. Там была жуткая охрана, балерины, бедные, не могли выйти на сцену без паспорта, им приходилось паспорта прятать в пачку, представляешь?  И вот мы выходим на сцену играть «Танец с саблями» Хачатуряна. Мы понятия не имели, что автор сидит в зале. Ну, лихо сыграли, под бурные аплодисменты уходим за кулисы. Вдруг один из этих мальчиков, что охраняли сцену, подошел ко мне и сказал: «Вас ждет Арам Ильич Хачатурян.» Кажется, я сразу потеряла голос. Думаю, ну всё, сейчас устроит разнос. Выхожу в коридор, колени дрожат, а он протягивает руку и говорит: «Какие молодцы! Я не ожидал, что на ваших инструментах, «Танец с саблями» может так прозвучать! Вы знаете, в «Гаянэ» есть еще «Гопак», я очень рекомендую его сделать, думаю, он будет шикарно звучать в вашем составе.» Мы действительно его сделали – прекрасная пьеса. Но самое интересное, что мы до этого хотели записать «Танец с саблями» на радио и руководство, почему-то, нам не разрешило его записывать. Вот всё записывали, а танец – нельзя. И объясняли это тем, что автор ещё жив и не дай Бог ему что-нибудь не понравится, а нам отвечать. И вот после этой встречи с Хачатуряном, на следующее утро раздается звонок из редакции радио и нас приглашают записать именно «Танец с саблями». Вторая встреча с ним была в югославском посольстве. Он был со своей супругой Тамарой. А спустя несколько недель я услышала о том, что его супруга умерла. Он не смог пережить этой потери и очень скоро ушел за ней следом.

- Валя, а случалось ли квартету кому-то аккомпанировать. Мы все знаем квартет исключительно по сольным выступлениям.

Телевизионная съемка

В.С.-Б. : - Честно говоря, мы и задумывали этот ансамбль как самостоятельный инструментальный коллектив. Без солистов. Хотя, было много предложений аккомпанировать, но, дело в том, что такой состав не всегда годится для аккомпанемента. Мы, например, поняли, что не можем аккомпанировать басу. У нас было выступление с Артуром Эйзеном. Бывают случаи, когда просто нет другого варианта и надо сыграть с вокалистом. И вот когда мы с ним выступали, оказалось, что он поет ниже, чем звучит аккомпанемент,  поскольку у нас в составе не контрабас, а балалайка-бас. У нас, правда, еще был интересный случай, связанный с аккомпанементом. Нам предложили принять участие в одном из первых телемостов с Японией. Нужно было аккомпанировать японскому вокальному квартету «Darсk ducks» («Темные утки») две песни – их национальную и наши «Подмосковные вечера». Самое интересное заключалось в том, что писать нужно было ночью и главное то, что они нас слышали, а мы их нет. Вот такие тогда были технические ограничения на телевидении. В общем, мы всё сыграли. С той стороны были восторженные отзывы. Японцы все это разрекламировали как встречу двух знаменитых квартетов: квартета Советского Союза и квартета Японии.

- А в Японии удалось побывать?

В.С.-Б. : - К сожалению нет. Мы часто бывали на Дальнем Востоке, в Китае, а до Японии так и не доехали.

- Вообще, какие страны больше нравятся?

В.С.-Б. : - Ну вот, Диме нравится Голландия. Особенно небольшие города, где домики как в сказках Андерсена. А мне больше нравится Шри-Ланка. Цейлон. Я жила там в прошлой жизни.

- А ты в это правда, веришь?

В.С.-Б. : - Ну похоже на то. Я, оказывается, там строила мосты и дороги.

- А кто тебе об этом сказал?

В.С.-Б. : - Ну кто-то сказал. Нет, правда, там я себя чувствую как дома.

- Вещие сны тебе не снятся случайно?

В.С.-Б. : - Снятся, конечно. Сейчас расскажу один. Задумала я, как-то, сделать химическую завивку. И вдруг, я вижу, в магазине продают средство для этого и очень дешево. Тогда в парикмахерской это стоило дорого, а тут купи и делай сама. Ну, я и купила. Поставила дома на полку, думаю, завтра займусь этим вопросом. И вот ночью мне снится сон, и я слышу голос какого-то доброго, светлого существа, который мне говорит: «Выброси это». Утром проснулась, вспомнила сон и… не послушалась. В общем, сделала я себе химию и после этого мои волосы начали выпадать. Я пришла в неописуемый ужас! Хорошо, что волос много, я прикрыла те места, где было особенно заметно. Средство оставшееся я, конечно, выбросила и подумала, что, все-таки, надо слушаться, когда тебе во сне говорят. Но в тот момент состояние мое было катастрофическим.

- Ну, как я вижу, волосы, слава Богу, отросли и как говорится, пусть это будет самой большой катастрофой в жизни, а мы подошли к тому времени, когда катастрофической стала вся наша музыкантская жизнь. Я имею в виду перестройку, когда в стране начали рушиться концертные организации. Росконцерт, Москонцерт, филармонии. В один миг музыканты, да и вообще артисты многих жанров остались не у дел. Как в это время складывалась жизнь квартета?

В.С.-Б. : - Это время перестройки у нас зафиксировано в названии нашего компактдиска, который мы в то время выпустили за границей. Наш импресарио попросил придумать какое-то оригинальное название, и я тогда придумала название «Баластройка». И дело здесь совсем не в балалайке, а в болтовне, которая тогда была повсюду. Я всегда говорила, что эта перестройка нам еще не раз аукнется. В общем, как и все артисты, мы тоже почувствовали на себе перестроечную реальность.

- Дима, а ты как раз в это самое время и пришел в «Сказ».

Д.Б.: - Да в 89-м году. Случилось это благодаря Иосифу Тамарину и Владимиру Давыдовичу Глейхману. Я тогда работал в оркестре «Боян». А потом, когда я был в Прибалтике, я решил сделать с оркестром аккордеонистов сюиту «Водевиль» Тамарина. Сделал, сыграл и записал. Привез эту запись Тамарину, он послушал и ему понравилось. Мы с ним подружились и даже вместе играли эту сюиту в Доме композиторов. А он, ведь основной композитор, писавший, да и сейчас пишущий для «Сказа». И через него выяснилось, что квартету нужен балалаечник. Я сказал об этом  Владимиру Давыдовичу Глейхману, моему педагогу. Его реакция была однозначной – быстро туда, не раздумывая. Вот так я пришел в «Сказ».

- Но, кстати говоря, тогда появились слухи, что квартет «Сказ» распался. С чего бы это?

В.С.-Б. : - Был период, когда мы остались вдвоем с Димой. Как ты понимаешь, это тоже было связано с перестроечным временем. Но квартет не распадался, мы в это время искали музыкантов; вывешивали объявления, прослушивали приходивших ребят и в результате нашли прекрасных музыкантов.

Премия “Золотая Звезда”

Д.Б.: - Совершенно верно, но в тот момент, пока шел поиск, мы играли с Валей вдвоем, дуэтом. И нас пригласил Михаил Федотович Рожков сыграть в концерте, в зале «Россия», а концерт снимало телевидение. В то время показывали сериал «Просто Мария». И вот, однажды я был дома, а в соседней комнате работал телевизор. Я слышал, как закончилась очередная серия «Марии» и перед началом следующей серии вдруг зазвучала знакомая мелодия. Я вошел в комнату и увидел наш с Валентиной номер, снятый в «России». Естественно, это многие посмотрели и начали говорить, что квартета больше не существует. А дело в том, что когда нас попросили сыграть в концерте, я сказал, чтобы написали название «Русский дуэт», но, видимо, забыли и написали - Дуэт «Сказ».

- Ну, хорошо, что дуэт снова стал квартетом, поскольку на эту идею вы положили многие годы труда, а мы многие годы слушали прекрасное звучание этого ансамбля. Кстати, а кто делал инструментовки?

Д.Б.: - Ну вот Сергей Рыков это аранжировщик номер один, можно так сказать. Он, к сожалению, умер. Ехал к нам на репетицию и с ним случился инсульт.

- А Вадим Бубнов?

В.С.-Б.: -  Да, Вадим тоже делал инструментовки, но часто мы их делали все вместе. Играли, записывали на магнитофон, слушали, исправляли и получалась пьеса. Я помню, как в Магнитогорске мы сидели в номере на грязных подушках (потому что там же чадит все вокруг, как ни закрывай окна, вме-равно сажа летит)  и  без нот делали «Танец с саблями». Вадим сидел с нотной бумагой, а я надиктовывала ноты, поскольку много играла эту пьесу в оркестре и практически наизусть помнила все партии. И мы сделали одно открытие. Иногда сделаешь инструментовку по  всем правилам, садимся играть – не звучит, а в другой раз сидим все вместе, пробуем разные варианты без всяких правил и получаем шикарное звучание.

- Ну вот, кажется, музыка, да и вообще искусство это та область, где законы создаются, чтобы их нарушать. Ведь именно так появлялись новые направления в музыке, новые гармонии, параллельные квинты и расщепление тональностей. Ну, это я отправился куда-то в далекие дали сложной музыки. А что сейчас составляет основу репертуара квартета?

Д.Б.: - Основой репертуара, все-таки, остается музыка Иосифа Тамарина, который недавно снова прислал нам пьесы. У него все звучит прозрачно, четко и легко. Сейчас мы, конечно, используем и эстрадные приемы. Это и какие-то сценические движения, и даже пение. Я имею в виду не песни, а то, что называется бэк-вокалом. Мы это делаем к собственному инструменталу. Безусловно, вращаясь в среде хороших эстрадных артистов, мы какие-то вещи перенимаем и учимся создавать музыкальное шоу. Иногда простой поклон можно превратить в шоу, например, когда мы кланяемся в ритме музыки или в каком-то месте наоборот, как по команде, вскидываем головы вверх. А делаем мы это потому, что в первую очередь мы – квартет эстрадный.

- Но все-таки народников вы не забыли. Это я к тому, что ты являешься председателем Российского клуба музыкантов-народников, который базируется в Центральном Доме работников искусств. Этот клуб кто-то поддерживает материально или он исключительно на общественных началах?

Д.Б.: - Исключительно. В свое время мы пытались ввести членство с годовыми взносами. В ЦДРИ было учредительное собрание, все документы были подготовлены официально, т.е. это не было какой-то самодеятельностью. И потом, эти взносы составляли всего 5 долларов в год. Собственно, эти деньги планировалось тратить на организацию концертов. И первым, кто активно выступил против, был Валерий Константинович Петров. Он начал возмущаться по поводу того, как это можно брать деньги с музыкантов, ну и так далее. В общем, идея провалилась.

- Странно, американская любительская Ассоциация домры и балалайки собирает гораздо большие деньги со своих членов, среди которых есть и наши музыканты, которые спокойно платят. И именно эти деньги позволяют им проводить конвенции в хороших отелях и выпускать небольшое печатное издание. Но, так или иначе, ты молодец, что продолжаешь эту нужную  деятельность в течение столь многих лет. А кстати о годах. У квартета недавно был юбилей – 35 лет! Ого-го!!!

В.С.-Б. : -  Да, отмечали мы 35-летие, но на самом деле нам у же больше.

- То есть вы тщательно скрываете свой возраст.

В.С.-Б. : -  Ну да, пусть думают, что «Сказ» вечно молодой.

Д. Белинский и трио “Бразилия”

Д.Б.: - Юбилей проходил в Доме музыки, было много музыкантов. Специально на этот концерт прилетело трио «Бразилия», Валя пригласила многих эстрадников – Поликанина, Серебряннкова, Дитятева, Кирсанова, Руднева (фокусника) и еще многих прекрасных артистов. И даже детский хор. Мы сделали, как сейчас говорят, проект, где мы играем с детским хором пьесу «Ходил, гулял добрый молодец», которую нам предложил Юрий Зацарный и мы ее исполнили. В данном случае не мы аккомпанировали хору, а хор аккомпанировал нам. Получилось очень здорово. Вечер получился на славу.

- Ну что ж, хоть и запоздало, но я вас поздравляю. Столько лет успешной работы на сцене это, безусловно, завидное достижение. Ну, давайте, хоть пол-ложки дегтя. А провалы были?

В.С.-Б. : - Были ощущения провалов, но кончалось все как в голливудском кино. Я вспоминаю один концерт в ЦДКЖ (Центральный дом культуры железнодорожников) и этот концерт был для вьетнамской делегации. Мы выучили специально их известную народную мелодию «Азалия Родины». А там же сплошная пентатоника. Я думала, что все выучила. Вышли на сцену. Я начала играть и поняла, что ничего не помню. В общем, что-то я наиграла и, выходя со сцены, думаю, ну все, позор на всю вселенную. А аплодисменты в это время громовые. Мы ушли, начали переодеваться и вдруг влетает администратор: «Срочно на сцену!» Мы снова в костюмы, я на лету смотрю ноты, пытаюсь что-то запомнить. Вылетели на сцену, стали играть – еще хуже. Закончили и снова бешеный успех! Мы в ужасе, а им понравилось.

- И дай Бог, чтобы ваши выступления всегда нравились, чтобы легендарный квартет «Сказ» всегда оставался молодым, сколько бы лет ему не исполнилось!

_________________________________________________

Сегодняшний состав квартета “Сказ”:

Художественный руководитель и основатель

Квартета СКАЗ

заслуженная артистка России,

Почётный гражданин г.Нью-Орлеан ( США )

ВАЛЕНТИНА СОБОЛЕВА-БЕЛИНСКАЯ

(домра-прима, вокал),

директор квартета

заслуженный артист России,

президент Российского Клуба

музыкантов-народников ЦДРИ

ДМИТРИЙ БЕЛИНСКИЙ (балалайка-прима),

лауреат международных конкурсов

АНДРЕЙ ТАРАСОВ (домра-альт),

лауреат международных конкурсов

ДМИТРИЙ АВЕРИН (балалайка-бас)


Комментарии (9) на “Гостиная”

  1. Дмитрий:

    ПыСы
    “…Суд Южного Медведково участок №320
    “…во всех поисковых системах им была помещена обширная информация, клевета…”
    15 декабря 2010 года: Кобозев Д.Г. совершил клевету, соединенную с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления и ПРИГОВОРИЛ: Признать Кобозева Д.Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.129 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год. На основании ст.73 УК РФ наказание, назначенное Кобозеву Д.Г., считать условным с испытательным сроком в течение 1 (одного) года….”
    Это ваше творчество?
    http://www.zonazakona.ru/showthread.php?t=51861
    Я настроен не на ваше заключение, вы просто станете спонсором Квартета “СКАЗ”.

  2. Дмитрий:

    Г.Гарцман был уволен из Квартета СКАЗ в 1992 году, согласен с нашим администратором, заявление подпишу первый. у вас был условный срок? Ладно, фигня всё это, узнаю сам. Белинский

  3. Светлана:

    Сколько раз замечала, чем ярче личность, тем чаще хотят её обгадить, а здесь квартет Сказ, господа! Коллектив мне известен более 20 лет, с огромным уважением отношусь к творчеству руководителя Валентины Соболевой-Белинской, к творчеству каждого артиста квартета! Статья замечательная, спасибо автору этого блестящего интервью! Всё правдиво и достоверно!

  4. Алексей:

    О последней реплике. Дмитрий Кобозев, кажется Д.Кобозеву официальным решением суда было запрещено в течении года публиковать какие либо клеветнические комментарии в Интернете или ошибаюсь? А Д.Кобозев?)) Мы понимаем ваш всплеск эмоций, но как сыну одного из участников квартета, до вас должно когда-нибудь дойти, что не может даже физически человек быть организатором, если он появился в группе спустя 3 года после её основания)) Удачи, следующее заявление в суд на вас будет не от Чичериной, а от квартета “Сказ”

  5. Дмитрий:

    УВАЖАЕМАЯ РЕДАКЦИЯ САЙТА, ВЫ ДОЛЖНЫ И ВЫ ОБЯЗАНЫ ПУБЛИКОВАТЬ ТОЛЬКО ПРОВЕРЕННУЮ, ДОСТОВЕРНУЮ ИНФОРМАЦИЮ, ПОЭТОМУ, ТО, ЧТО ВЫ НЕ ПУБЛИКУЕТЕ МОЙ КОММЕНТАРИЙ К ИНТЕРВЬЮ КВАРТЕТА “СКАЗ” И В ЧАСТНОСТИ ЯКОБЫ ОСНОВАТЕЛЬНИЦЫ “СКАЗ” В.С-Б. Я РАСЦЕНИВАЮ КАК ОДНОБОКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ТОГО, ЧЕГО ВО МНОГОМ НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ БЫЛО, НО ВЕДЬ ЗВЕЗДОЙ СЕБЯ МНЯТ МНОГИЕ, ЗАБЫВАЯ О ТЕХ, КТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОДНЯЛ ВЫСОКУЮ ПЛАНКУ КВАРТЕТА “СКАЗ”! МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ТАК НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ! КОБОЗЕВ ДМИТРИЙ.

  6. Дмитрий:

    Полностью не соглашаюсь с В.Соболевой-Белинкой, которая смешала Г.Гарцмана с грязью и совершенно забыла, что была его супругой много лет и он действительно был руководителем квартета “Сказ”. Скончался Г.Гарцман в сентябре 2007г., но никак я не ожидал здесь прочесть столько лжи о нем от Вас В.С-Б.!

  7. Сергей Воронцов:

    Отличная статья. Моя любимая группа на самом интересном сайте для нас народников. Спасибо!

  8. Интересно было прочитать интервью. Очень много нового узнала о “Сказе”. Очень яркий коллектив - жаль, что мало сейчас выступает. Я бывала на их концертах - потрясающее мастерство исполнения, оригинальные обработки. Хочется больше слышать такой настоящей, живой, родной музыки. Здорово, что квартет передает свой опыт детям. Это ведь по-истине уникальный опыт, они уникальные музыканты. Разве мы видим музыкантов-народников на TV? А много ли слышим их музыки по радио? Хочется изменить это несправедливое положение вещей, и вернуть нам наши истоки. Спасибо за вашу музыку и спасибо тем, кто о “Сказе” пишет!

  9. Anna:

    Очень хорошее интервью, разговор по душам, всё искренне. Прочитала с большим интересом!

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.